В фуфайке летом: почему стало модно выглядеть как выходец из СССР

Советскую моду часто ругают, мол, все тренды приходили из-за границы, а мы им подражали. Но когда поднялся «железный занавес», то на Запад хлынула новая философия и стиль, который европейцам показался чистой экзотикой, хотя и непонятной.

«Эти девяностые! – писала Ким Кардашьян в своем инстаграме (Социальная сеть признана экстремистской и запрещена на территории Российской Федерации). – Только я и мой пейджер, сижу в машине родителей и делаю вид, что умею водить». В комментариях под постом фолловеры американской звезды вспоминают, какими были их девяностые – с неоновыми лосинами и короткими юбками в клетку. Именно этот образ культивируется в современных трендах, которые вернулись на 30 лет назад: в моде снова ультрамини, брюки клеш, низкая посадка, ботинки в стиле гранж и оверсайз с велосипедками. К счастью, обошлось без оранжевого автозагара.

Но чьи это девяностые, когда прически украшали частоколом пластиковых заколок, а розовый гламур считался непоколебимой классикой? Это время принадлежит все той же Ким, Пэрис Хилтон, Кейт Мосс с ее героиновым шиком, Виктории Бекхэм с коричневым карандашом на губах. Потому им и приятно ностальгически перебирать гардероб, выуживая из брендовой одежды брюки с низкой талией. У нас, в России, 1990-е годы были совсем другими.

Это джинсы-«мальвины» и подплечники, которые подходили (или нам так казалось) ко всему, залакированные начесы, кроссовки adidas или любые другие, похожие на них. А как же «варенки» и джинсовки? А спортивные костюмы? Как говорят теперь в интернете, vibe чувствуется от одного только перечисления всех этих стильных постсоветских находок. И он совсем не похож на глянцевые девяностые Ким и Пэрис! Но это и не значит, что наши 1990-е не прошли фейс-контроль на возвращение в современную моду.

Силами Демны Гвасалии, Гоши Рубчинского, Вики Газинской, Марит Илисон и других дизайнеров родом из СССР или постсоветского пространства мода на российские девяностые стала не просто популярной, но даже культовой – в противовес рафинированным западным трендам.

Больше не стыдно!

Помнишь тяжелые шерстяные одеяла, которые кололись по ночам? Несмотря на жесткость материала, воспоминания о них остались самые нежные: таким одеялом укрывала бабушка, если уснешь на диване, они летели в сторону в детском саду после сончаса. Где они сейчас? Когда появилась возможность, россиянки быстро сменили шерсть на синтетику, а тяжелые пледы забросили куда-то на антресоли. Где их и нашла Марит Илисон – дизайнер из Эстонии.

Она признается, что дольше искала одеяла, чем шила из них пальто. Когда-то их даже распускали, чтобы переделать в теплый свитер, так что отыскать настоящее советское шерстяное одеяло было совсем не легко. Одну из находок Марит обнаружила в своем доме – когда-то она сама дремала под таким пледом, что не помешало ей перекроить его в пальто. Коллекция «Спать хочется», сшитая из шерстяных осколков Союза, стала трендом в Европе. Когда-то эти одеяла прятали от гостей, а теперь их покупают почти за 2 тысячи евро (243 тысячи рублей). Дорогие воспоминания, однако. 

Купола душу мою радуют

Но одеяла Илисон, которые она выпустила несколько лет назад, были еще цветочками по сравнению с тем, какие ягодки подготовил Демна Гвасалия для европейского рынка. Грузинский дизайнер вообще славится своей безапелляционностью и творческой дерзостью, но даже его поклонники пребывали в шоке от коллекций. Французам, которые одними из первых увидели его коллекции Vetements, безразмерные худи и огромные «уродливые» кроссовки, как их теперь называют, казались настоящей экзотикой. Всё для них было в новинку, а для Демны это просто советское детство с одеждой на вырост и безразмерной обувью – какую купили, такую и носим. 

С приходом Гвасалии в индустрию модные журналы запестрили несвойственным им лексиконом. Дизайнерские коллекции стали называть «модой гопников», а европейцам пришлось срочно выяснять, что это за люди такие, которые носили спортивную одежду с кепками и лаковыми туфлями еще до того, как всё это великолепие попало на подиумы Парижа. Знаменитый лонгслив с куполами и другими тюремными татуировками так вообще произвел в Европе фурор, а фэшиониста стали разгуливать по улицах Берлина и Милана с воровскими звездами на плечах. 

Вряд ли на Западе кто-то полностью понимает символику, которую диктует Демна, если это не выходцы из Советского Союза, коне
чно. Но костюм, откровенно напоминающий форму полицейского, модники носили без тени сомнений, а вот худи с надписью «Земфира» оценили больше на родине певицы. Зато вслед за Гвасалией другие бренды стали вводить в свои коллекции безразмерные худи, надплечники и даже фуфайки – стеганые и более изящные. 

Знай наших

Для западных модников словосочетание «российская мода» долго ассоциировалась скорее с сувенирными футболками, чем с реальными тенденциями. Что уж таить, и у нас бытовало слегка пренебрежительное отношение к отечественному кутюру, который долго гнался за трендами из-за границы. Дизайнер Гоя Бачынська вспоминала: «Польшу часто называли самым веселым бараком в социалистическом лагере, потому что коммунистический режим был здесь не так строг. Для России мы были как Париж». 

Но когда на мизансцену вышли новые российские кутюрье и залихватски обрушили на Европу свое «накипевшее» видение, им невозможно было не подчиниться. На смену рафинированной французской моде пришли советские тренды, над которыми сами дизайнеры смеялись и одновременно их же культивировали. Гоша Рубчинский ввел моду на те самые «аэропортовские футболки» с изображением Сталина и социалистическими речевками. 

«Треники» с вытянутыми коленками и футболка с надписью «Рассвет», которую на концерт надевал Джастин Бибер, резко из моды нон-грата стали главным мировым трендом. Носить на груди советский флаг и заправлять футболку в спортивные брюки стало не просто «модно в этом сезоне», а круто, дерзко, вызывающе стильно. В общем, как предсказывал Владимир Маяковский, пощечина общественному вкусу! 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Adblock
detector